Бамбук — символ быстрого роста и достатка

Китайцы верят, что драконы живут в горах, а ночью спускаются к морю, чтобы попить воды. Согласно фэн-шуй, здание, которое загораживает драконам путь к водопою, стоит неправильно. Как видно, здесь фэн-шуй — это не пустой звук. Огромная корпорация, владеющая гостиницей, перестроила ее таким образом, чтобы со стороны гор драконов встречал огромный стеклянный вход и такой же выход давал им беспрепятственно спускаться к бухте Виктория (через стекло драконы могут ходить).

Вообще, Гонконг очень похож на Нью-Йорк. В первую очередь, конечно, небоскребами и той быстрой деловой жизнью, которая происходит в этих самых небоскребах и у их подножий. На тротуарах деловой части Гонконга точно такая же толпа людей, каждый из которых в одной руке держит телефон, а в другой — стакан с кофе. Тут есть даже своя Wall Street — небольшая улица у подножия здания, в котором находится банк HSBC. Есть здесь и свое Occupy Wall Street — уже полгода возле этого банка стоят с палатками студенты, протестующие против капитализма.

Самая интересная история, произошедшая с банком HSBC, опять про фэн-шуй. Это сюжет про соперничество здания HSBC, одного из главнейших гонконгских небоскребов, с другим, не менее важным зданием — Bank of China. Здание Bank of China было спроектировано архитектором Бэй Юймином — американцем с китайскими корнями. По замыслу оно должно было изображать собой бамбук — символ быстрого роста и достатка.

Небоскреб действительно своими формами напоминает прорезавшее землю и устремившееся ввысь растение. Прямо рядом с Bank of China находится здание банка HSBC — его главного конкурента. Так вот, специалисты по фэн-шуй стали утверждать, что никакой это не бамбук, а нож, который своим лезвием того и гляди перережет (в символическом смысле, конечно) небоскреб HSBC. Тогда на крыше HSBC установили две символические пушки, чтобы символически отстреливаться от символической угрозы.

Читайте также  Гонконг.

ISO лет, в течение которых Гонконг был британским, повлияли на менталитет гонконгцев самым значительным образом, и, главное, колониальное прошлое ставит перед ними огромное количество вопросов, на которые нет ответов. Полтора столетия Гонконг не был свободным, он находился под гнетом Британии. Относиться к этому времени стоило бы как к откровенному злу. Но именно это иго неоднократно спасало Гонконг: сначала от гоминьдановского, а затем и от коммунистического тоталитаризма.

Полтора века в статусе колонии были годами насаждения европейских демократических ценностей. Так чем же были для Гонконга эти полтора века? В 1997 году Гонконг вернулся к Китаю в соответствии с принятой в 1980-х концепцией «одна страна — две системы». Гонконг, таким образом, вновь стал китайским, но с условием, что до 2047 года в стране не будет происходить никаких резких изменений. Гонконгу предоставлена огромная автономия: все денежные вопросы, вопросы с полицией, налогами, законодательством решаются правительством Гонконга, а не Китая.

Поэтому Гонконг с его постоянными многотысячными демонстрациями — той, что проходила против навязанного образования, или той, что случилась раньше, в 2003 году, против изменения Основного закона Гонконга, — представляет собой что-то вроде модели демократии на аутсорсе. Здесь позволено многое, о чем ипомыслить невозможно в Китае. Здесь работают все запрещенные в Китае сайты — никакой цензуры в интернете и прессе вообще нет.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *