Многоэтажный Манхеттен. Часть 1

Кто строил Манхэттен? Наверняка тот, кто в школе любил рисовать в тетрадях в клетку (были ли такие тетради, когда строили Манхэттен?), или собирать конструктор, или играть в морской бой. Весь город подчинился железной логике координат X и Y. Это, пожалуй, первое, что бросается в глаза, когда в руки попадает карта города. Но это по памяти, а в руках пока карты нет. Поэтому мы послушно следуем за потоком. А через пару минут выходим на Мэдисон-авеню и понимаем, что в Нью-Йорке намного важнее третье измерение — здесь главенствует вертикальная ось  Z. 

Трехмерное  пространство XYZ  пестрит десятками оттенков вертикального серого, в стекле, бетоне, мраморе, кирпиче. Очень не хотелось сворачивать с тернистого, но честного пути собственных впечатлений на опасную тропу плагиата, но кроме «бетонных джунглей», «стальных великанов» и «cathedrals of commerce», в голову не приходило ничего толкового. Не нашлось тогда (да и сейчас) своей личной ассоциации леса небоскребов, который предстал пред наши очи на том самом знаменитом перекрестке. По мере того как мы продвигались ниже, в сторону первых стритов, вертикали   раскрывались   во   все новом амплуа, меняли форму и оттенок. Желтые точки такси ненадолго давали отдых глазам. Тут можно изучать историю архитектуры города. Начиная с тех давних времен, когда моя прабабушка еще не знала ужасов коллективизации, а в Нью-Йорке уже построили Эмпайр Стейт Билдинг, и заканчивая будущим — временем нового Бэтмена и Летней Олимпиады 2016. Не знаю, где буду через пару лет, но точно знаю, что следующий самый высокий небоскреб в Нью-Йорке находится по адресу 432, Park avenue, NY.

Ну и все. Любовь с первого взгляда, который отныне, как в первом ряду 3D кинотеатра, обращен к небу. Я смотрела вверх и бесстыдно завидовала мужу, ведь ему было на полметра ближе к новому Божественному Олимпу. Наша mission impossible под названием «Увидеть Нью-Йорк за пять дней» началась и закончилась на Манхэттене, потому что это ядро города и центр мира. Точка пересечения всех трех осей X, Y и Z, если хотите.

Как бы ни начинался день, так или иначе во время прогулок мы останавливались у густых кустов самого центрального парка мира: Central park, где за идеальной прямоугольной формой прячутся хаос и мягкие очертания неправильных фигур. Здесь не работает логика трехмерного пространства. Авеню обходят центральный парк или просто прерываются в месте его начала, а обычно прямые, как стрелы, стриты, видимо, одуревшие от свежего воздуха, петляют по парку в вольной импровизации. В изначальном плане города парку не нашлось места. Но, видимо, за какие-то полстолетия денег в городской казне прибавилось, а земля еще не стоила миллионы за квадрат, так что городские власти, скрепя сердце, выделили под зеленую   зону   солидный   участок центральной части острова. Сейчас этот великан, где бы уместилось три Киевских ботанических сада или шестьдесят Троещинских рынков, является ярким примером успешного бизнес-проекта. У меня есть подозрение, что кроме прямой функции парка, — обеспечивать город кислородом и местом для комфортного досуга, — этот зеленый ковер служит укрупненным индикатором смены сезонов года. Иначе когда же многочисленным жителям этого громадного муравейника заметить красоту осеннего листопада и поймать, например, приближающийся день Благодарения?

И, что характерно, тут и там встречаешь знакомые виды, перекрестки, улицы. Популяризация города Голливудом приносит свои плоды. Ведь многим, выросшим на кассовом голливудском кино, Нью-Йорк хорошо знаком. Правда, о дуэте кинематографа и Нью-Йорка сказать мало — это как описать одним предложением идею «Войны и Мира», а сказать много — вы читать устанете. Но если Лос-Анджелес — мозги и руки Голливуда, то Нью-Йорк, несомненно, главный герой многих картин. Я лично уже давно жду, когда на награждении Академии объявят: «And the Oscar goes to… New York

Читайте также  Острова где радуешься как ребенок

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *