Представители флоры

Однажды принц Гаутама, медитируя под фикусом, достиг просветления («бодхи» на санскрите) и стал зваться Буддой. А разновидность фикуса, под которым он сидел, теперь именуют фикусом священным. Кстати, именно это растение Борис Гребенщиков расхваливает в песенке про «фикус религиозный». Другие древесные прозвища — дерево Бодхи и дерево Будды.Просветленный, прежде чем погрузиться в нирвану, успел пережить множество перерождений в разных телах. Дереву, под которым он медитировал, видимо, суждена схожая участь. Во всяком случае, четыре перерождения с этим представителем флоры уже случилось.

Первый фикус, помнивший Гаутаму, погиб. Из его семени на Шри-Ланке вырастили новое деревце, но его срубил злой царь, а добрый царь привез еще один саженец, который, увы, сломало бурей… Последняя реинкарнация священного Бодхи произрастает на территории храма Махабодхи в индийском городе Бодх-Гая. Чтобы с ним не случилось какой-нибудь неприятности, ствол оградили высоким забором, который паломники обвязывают разноцветными флажками.

В крохотном скверике Вивиани, напротив собора Нотр-Дам де Пари обитает самая старая жительница Парижа, уже отметившая свое 400-летие. Ее частенько именуют белой акацией, но это в корне неправильно, потому что на деле она никакая не акация, а притворщица — лжеакация, или робиния.По легенде, посадил барышню садовник Людовика XIII Веспасиан Робэн, в честь которого привезенные из Америки деревца семейства бобовых и получили свое название. Факты, правда, эту версию опровергают: заокеанское деревце, высаженное «крестным отцом» всех робиний ботаником Робэном, до сих пор здравствует, но не по соседству с собором Нотр-Дам,а в Парижском ботаническом саду. Кто отвечает за появление робинии в сквере Вивиани — Бог ведает, однако ей действительно легко дать 400 лет: ветеранша совсем одряхлела и того гляди рухнет от старости. Да и рухнула бы, если бы ее не подпирала увесистая бетонная плита.

Читайте также  Шри-Ланка – райский остров, страна великой естественной красоты...

У выдумщиков-израильтян много оригинальных идей. Они, например, свиней для продажи выращивают на специальных помостах, чтобы нечистые хрюшки не оскверняли копытцами землю. Но дерево, которое растет, не касаясь земли, выглядит еще необычнее. На висячих садах в стране специализируется художник Ран Морин, творящий в жанре так называемой экологической скульптуры. В рамках этого жанра он вырастил в окрестностях Иерусалима оливы на высоченных столбах, однако главный его шедевр висит в старом Яффо (часть муниципалитета Тель-Авива — Яффо).

Апельсиновое деревце торчит из чугунного яйца, подвешенного на нескольких тросах посреди крошечной площади и, как ни странно, уже более десяти лет чувствует себя относительно сносно. Над землей его подняли не просто так, а со значением — как символ еврейского народа, долгое время оторванного от своих корней. Но натуры прозаические при виде живой скульптуры обычно вспоминают не о многовековых скитаниях сынов Израиля по миру, а об очень популярных в стране апельсинах сорта Jaffa, то есть «Яффо».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *