Скульптура античного божества.

Поселившаяся на морском берегу в крымском поселке Мисхор водная женщина выглядит нетипично для русалочьего племени. Во-первых, эта русалка — мама, она прижимает к себе малыша. Во-вторых, у нее не хвост, а ноги. Просто хвост когда-то отвалился… Скульптуру изначально установили в 1905 году, и она действительно была до пояса рыбой, а выше — человеком. Когда ее снесло штормом, изготовили новую версию, простоявшую до 1980 года. Однажды во время ремонта набережной статую неудачно подвинули, и она развалилась. Третий дубль отчего-то сделали с ногами — вероятно, скульптор оказался убежденным реалистом и не нашел натурщицы с хвостом.

Почему в Мисхоре появилась русалка, да еще и с дитем, разъясняет длинная и печальная легенда. В ней фигурируют красивая поселянка Арзы и злой купец со сказочным именем Али-баба, промышлявший поставкой наложниц в гаремы Стамбула. Этот нехристь умыкнул девушку прямо из-под венца и продал турецкому султану. Разумеется, гордая Арзы не перенесла насилия над личностью и, родив от султана ребеночка, вместе с младенцем утопилась в Босфоре. Став русалкой, она приплыла к берегам родного Мисхора. После таких потрясений потеря хвоста, ей-богу, не самая серьезная неприятность!

Уж чего-чего, а статуй античных божеств в Риме предостаточно. По местным фонтанам можно изучать греческую и римскую мифологию. Среди прочих есть и изваяние Тритона, сына Посейдона и Афродиты. Этот фольклорный персонаж выглядит весьма колоритно: у него не один, а целых два чешуйчатых хвоста, заменяющих ноги. По преданиям, особенно хорошо Тритону удавалось трубить в раковину: от оглушительного звука и враги бежали в страхе, и волны расступались. Вот и римский Тритон, расположившись в центре фонтана, созданного знаменитым скульптором Бернини, дудит в ракушку, выдувая струю воды. Сиденьем для божества служит другая, еще более гигантская ракушка, которую поддерживают четыре дюжих дельфина.

Читайте также  НА ВСТРЕЧУ СО СТРАЖЕМ НОЧИ

Появилось это городское украшение в 1642 году по заказу римского папы Урбана VIII (в миру Барберини) на площади, получившей папскую фамилию, — пьяцца Барберини. Постепенно на фонтан Тритона распространилось стандартное туристическое поверье: как и в знаменитый фонтан Треви, сюда надо бросить монетку, чтобы еще раз вернуться в Вечный город.

В XIX веке немецкий архитектор Карл Шинкель вдруг задумался о том, что не мешало бы украсить центр Берлина каким-нибудь фонтаном со скульптурой античного божества, хотя бы Нептуна. Что навело его на такую мысль, бог ведает, но сограждане горячо поддержали предложение, а скульптор Рейнгольд Бегас тут же бросился создавать проекты изваяния. Одобренное городской общественностью изваяние Нептуна было установлено в 1891 году на Дворцовой площади. После Второй мировой войны потрепанный снарядами и подреставрированныи фонтан переместили в район Митте, где он сейчас и стоит между церковью Мариенкирхе и городской ратушей.

Созданный Бегасом Нептун выглядит весьма внушительно: он сидит в большой раковине, подпираемой тритончиками, в окружении всяких морских обитателей, от тюленей до полипов. Нашлось место и для четырех аллегорических изображений важных немецких рек, в компанию которых затесалась и польская Висла. Ведь в конце позапрошлого столетия часть Польши входила в состав Германии вместе с частью Вислы. Кстати, дама, олицетворяющая эту реку, почему-то держит полено, а ее соседи — Рейн, Одер и Эльба — рыбацкую сеть, козу и хлебные колосья.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *