Здесь собраны вся мощь и размах, все богатство и нищита

Никто точно не знает, сколько точно человек живет в этом городе-государстве. Восемнадцать миллионов? Двадцать? Двадцать два? Зато точно известно, что здесь производится на свет больше товаров и услуг, чем во всей Южной Америке, вместе взятой. И что стоимость квадратного метра на главной улице Авенида Паулишта дороже, чем в Москве или Нью-Йорке.Сан-Паулу считается одним из мировых чемпионов и по числу вертолетных площадок, которые оборудованы на крышах небоскребов. Их здесь больше трех сотен.

А если есть вертолеты — значит, есть кому на них летать. Хотя тех, кто никогда не сможет позволить себе прокатиться на такси-вертолете, здесь, если честно, еще больше.Бразилия быстро развивалась в последние годы, ее экономика прирастала в среднем на 1% в год, и разрыв между самыми богатыми и самыми бедными ее обитателями немного сократился. Но все же бедность еще видна невооруженным глазом, и миллионы людей живут в районах бедноты. Они называются «фавелы». 

Фавелы Сан-Паулу, как, впрочем, и других больших бразильских городов, образовались десятилетия тому назад, когда сюда стали приезжать крестьяне в поисках лучшей доли. Тогда они строили свои домишки из чего попало. Со временем все это превратилось во вполне благоустроенный городок. Правда, для того, чтобы не то, что снимать, а даже просто гулять здесь, нужно получить разрешение правильных людей.

Тот, кто рассчитывает увидеть здесь что-то из ряда вон выходящее, будет разочарован. Внешне в фавелах нет ничего особенного — обычные люди заняты будничными делами. Правда, здесь нет адресов: местные жители и так знают, кто где живет. А чужие здесь не ходят. Нет и квартплаты, ее не за что платить. Дома построены без разрешений, и в большинстве из них нет воды.

Читайте также  Вот так страна – настоящий праздник!

Официальная власть на эту территорию распространяется не вполне. Фавелы жестко контролируют, как у нас говорили в 90-е годы, бригады. Это не значит, что все здесь поголовно преступники, вовсе нет, но у того, кто здесь родился, куда больше шансов попасть за решетку, чем в университет.
Впрочем, не все так плохо: по всей Бразилии сегодня создаются учреждения, подобные институту Ресеклар. Что это за институт? Он чем-то напоминает трудовые колонии Макаренко, существовавшие на заре прошлого века в нашей стране, но, разумеется, с поправкой на изменившееся время.

Ресеклар находится на окраине Сан-Паулу. Этот проект родился 15 лет назад по инициативе одного финансиста, который решил дать шанс молодым ребятам выбраться из нищеты и преступности. Предприятия присылают сюда макулатуру, из которой подростки делают тетради, блокноты и другие полезные вещи. Сто двадцать ребят ежедневно проводят здесь по восемь часов: шесть часов учатся, а два часа работают. Чтобы остаться в проекте и продолжать получать пусть небольшую, но собственную зарплату, надо не только хорошо работать, но и получать хорошие отметки в школе. Для многих это — хороший шанс получить образование и, может быть, выбраться из фавел.
 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *